(no subject)

Когда близко случается болезнь, понимаешь, что никто не вечен, что все пройдет, что все мы смертны. И потому начинаешь очень остро ценить жизнь вокруг: солнце, небо, облака, зелень, запах лаванды, веселящихся и шалящих детей, близких, книги. Радуйтесь постоянно.
Когда я впервые читала Послания, эти строчки запомнились мне больше всего:

Rejoice evermore.

Pray without ceasing.

In every thing give thanks: for this is the will of God in Christ Jesus concerning you.

Аминь.

(no subject)

Наша греческая православная начальная школа – единственная в Великобритании. Скоро ей исполняется 15 лет. По этому случаю сегодня в школу был приглашен клир константинопольской епархии Великобритании (человек 50 были точно) во главе с архиепископом Григорием, который является попечителем нашей школы.
Православие – восточная религия, строгая и консервативная. Но то, что делают греки здесь, в Британии, очень сильно отличается от того, что делают русские.
Может быть, потому, что у русских другой менталитет, не южный, не средиземноморский, далекий от таких понятий, как 'диаспора' и 'миссия'. Русские никогда не жили в рассеянии, как греки, и плохо представляют себе, что это такое.
Может быть, потому, что для греков православие – государство- и народообразующее понятие. А у нас оно было втоптано в грязь на 75 лет, и с тех пор мало что изменилось.
Может быть, потому, что греки – наследники великой Византии, которой было что дать миру, которая стояла тысячу лет и язык которой долгое время был действительно международным. Они знают, что за ними стоИт и чего оно стОит.
Греки построили свою школу в одном из самых бедных районов Лондона, потому что на большее у них не хватало денег. Они стали принимать в нее детей из этого района, совсем не греков, не православных и даже не европейских (этнических греков в школе от силы 10%, дома на греческом говорят и того меньше, православных в школе 25%, большую часть школы составляют выходцы из стран Африки и Карибского бассейна). Все эти дети учат греческий, молятся на греческом, целуют иконы и крестятся справа налево. И это прекрасно.
На школьных утренниках, посвященных церковным праздникам, у меня до сих пор накатываются слезы. Я никак не могу поверить, что в цивилизованном, мультикультурном и многонациональном европейском городе есть этот уголок, где детей разных культурных традиций учат православию. Я не могу поверить, что люди всерьез говорят о Церкви и о Христе, как будто это самая что ни на есть повседневная реальность. Не обязательно в контексте православия – это могут быть англиканские гимны, обычные детские песенки на церковные темы – на греческом и английском. Мне кажется, в России такого не будет никогда. Это никогда не будет естественным и простым, как у греков. Греки дали русским религию, но они не дали им свою веру. 'Русские были крещены, но не были просвящены'. После революции было вырублено то, что поднималось. К нашему времени остался только Мень, которого вырубили тоже. И продолжают вырубать то, что от него осталось. И непонятно, что будет дальше.
Снимаю шляпу перед греками. И перед архиепископом Григорием, который был девятым ребенком в семье кипрского строителя и, судя по всему, остался совершенным ребенком внутри. Удивительно открытый и трогательный человек, впрочем, вполне себе харизматичный.
Испытываешь совершенно особенные ощущения, когда дети от 3 до 11 лет хором поют «Святый Боже» и «Христос воскресе» на греческом и «Lord of the Dance» на английском, когда клир во главе с архиепископом в ответ встает и поет византийские распевы и «Христос воскресе» на трех языках. В разноцветном Лондоне. В 2015 году. Невероятно.

(no subject)

Расскажите, пожалуйста, про любовь к родине и ностальгию. Муж говорит - она отсутствует у меня напрочь (равно как и противоположное чувство), и мне его в этом смысле не понять.
Когда я была маленькая, я думала, что любовь к родине - это про Ленина, Гагарина, про СССР и про дружбу народов (хотя народов я особо не видела), про то, что мы прекрываем Енисей.
Потом я думала, что это про победы советских/российских спортсменов, про гордость за страну (хотя холодную войну мы проиграли).
Потом я поняла, что у людей не из СССР - совершенно другой культурный код, мне их не понять, и я никогда не хотела бы замуж за человека не из СССР, равно как и не хотела бы жить среди чужих людей в чужой стране. Особенно чужды были испанцы, с которыми я общалась порядочно. Каждый раз радовалась, что Испания у меня своя, на российских круизных кораблях, в родном окружении. Ехать в Испанию не хотелось даже на стажировку (и не поехала, между прочим).
Потом я совершенно спокойно уехала из страны (впрочем, семья у меня-таки русская), как будто и не утверждала незадолго до этого, что вне России жизни для себя не представляю. И никогда не хотела обратно, чувствуя, что все это сон, который когда-то кончится. Просыпаться не хотелось и не хочется до сих пор (просто потому, что сон интересный), потому какая уж тут ностальгия.
Я выросла в СССР, от Читы до Москвы и Симферополя. С детства меня окружали сосны - сибирские или крымские, и лиственный лес я до сих пор не люблю, и природа средней полосы меня не впечатляет (только сенная лихорадка от нее). Так что нет, березки меня не очень интересуют.
Москвичи в целом мне чужие, равно как и крымчане и сибиряки. То есть мы все из СССР, это да, но люди разные. Друзей детства нет. Сказать про малую родину ничего не могу, у меня ее просто нет. Москва - это символ. Кремль, Красная площадь, Тверская - парадные ворота, неживые и нежилые (в отличие, кстати, от Лондона, где всюду жизнь и нет кордонов и мигалок). Единственное, где екает сердце в Москве - Третьяковка, залы Васнецова/Нестерова/Врубеля, вообще, русский fin de siècle - моя слабость, и в Москве он особенно меня трогает. Но это какая-то тоска по уходящей и ушедшей тогда России - крепко стоящей на ногах, профессиональной, интеллигентной, профессорской, церковной, когда люди знали, что они делают в своей стране и зачем они это делают.
Но я отвлеклась. Да, сложно определить, есть ли у меня в Москве нечто родное. Даже театр Моссовета, которому отдано 7 лет, много времени, сил и эмоций - совершенно не производит впечатления. Как будто не было.
В общем, плохо как-то с родиной. Поделитесь, пожалуйста, а у вас есть родина?

(no subject)

Ура! Полчаса понимала настоящего живого грека! ВСЕ понимала. С самовыражением хуже, но прогресс налицо. Спасибо Наталье!

(no subject)

Дошли по математике до объемов, площадей и периметров. Вспомнила свою нелюбовь геометрии с того самого момента, как начала ее учить в школе. Долго тормозила. Интересный у нас учебник: то какую-то полную ерунду предлагают решать, а то вдруг такие задания, над которыми я долго ломаю голову, лихорадочно переводя одни единицы в другие и пытаясь объяснить Тохе то, что сама, в общем, плохо себе представляю (потому что геометрию не люблю до сих пор, вот алгебра - это совсем-совсем другое дело).

(no subject)

Теперь я поняла, зачем мне нужен немецкий!
http://de.wikipedia.org/wiki/Daniel_Br%C3%BChl
И хоп - он сразу стал приятен и понятен. Раньше явно не хватало мотивации. Студенты в РГГУ на мотивацию, увы, не тянули. Вообще, страшно представить - я когда-то преподавала немецкий. Чур меня, чур.

(no subject)

Катастрофически ни на что на хватает времени. Преподавание, языки, дети как факт, занятия с собственными детьми (съедающие гораздо-гораздо больше сил, чем обычные уроки с учениками), статейки, фразеология для детей, церковь, книжки, которые просто необходимо прочитать... Как-то организовывать это бесполезно, потому что ученики отменяются или переносятся, дети - это вообще хаотическое понятие, для статеек и фразеологии надо сосредоточиться, а это само по себе занимает время. Все, пошла заниматься.

(no subject)

В субботу вернулись с Джерси. Удивительное место - со своим языком, своими монетами (и фунтовыми зелеными бумажками) и своей историей. Наверное, здорово иметь свою родину такой - маленькой, уютной и человечной. Ехали главным образом из-за Даррелловского зоопарка (ну, и потому, что билеты были дешевые, всего 30 фунтов на брата). Жили на территории зоопарка в хостеле вместе с толпой студентов курсов по природному разнообразию, все в футболочках-кофточках с логотипом зоопарка - птицей додо.
Там все живет и дышит Дарреллом. Особенно очаровала выставка "История Даррелла" со множеством фотографий, манускриптов и всякой всячины. Порадовал изрисованный Дарреллом план ежегодного собрания общества охраны природы - рисовал он здорово, в том числе разных диковинных зверей на скучных заседаниях. Вообще очень веселый был человек - и удивительно энергичный. Он один сумел существенно увеличить численность вымирающих и редких видов животных. Мы видели график. ОЧЕНЬ существенно.
Зоопарк большой и красивый, звери живут в свойственном им окружении, что удивительно даже для Великобритании. Большая часть зверей не видна посетителям. Их пытаются размножать, а это лучше делать вдали от любопытных глаз. Из интересного: айе-айе - ночной лемур, одновременно напоминающий коалу, кошку, ленивца и обезьянку. Вообще, лемуров много и разных. На них можно мотреть бесконечно. Коморская летучая лисица - они живут в огромной теплице при солнечном свете, размах крыльев - полтора метра. Когда они летают, ощущения незабываемые. Когда висят вниз головой, напоминают мертвецов в саване, брр. Птицы - разноцветные и очень красивые.
На Джерси полно мелких башен и замков (сам остров - чуть больше 100 кв км, примерно как Химки), а также немецких бункеров времен Второй мировой. Остров был оккупирован немцами, и они очень боялись, что союзники будут всеми силами пытаться его отбить, но союзникам были дороже жизни их граждан.
Море вокруг чистое и прозрачное, нежного цвета - теперь я понимаю, почему он называется цветом морской волны. Есть тихие гавани, есть отвесные скалы - на любой вкус. Можно совершать пешие прогулки по пляжу или по крутым холмам.
Остров разделен на приходы - по названию церквей. Городков мало, в основном фермы. Кругом картошка (сорт Джерси роял) и коровы - мелкие, но дающие особенное очень жирное джерсийское молоко.
В общем, приезжайте на Джерси!

школа

Мне ужасно нравится наша греческая православная школа в южном Лондоне. В районе, где проживают в основном выходцы из стран Карибского бассейна и Африки, а также поляки и прибалты, очень трогательно смотрятся разноцветные мальчики и девочки, которые крестятся справа налево и читают молитвы по-гречески. Попечитель школы - архиепископ британской епархии Константинопольского Патриархата. Два раза в год он сам служит в школе литургию. Остальное время литургию служат греческие священники близлежащих церквей.
В школе есть часовня с иконами, в коридорах висят иконы, написанные учениками, в актовом зале стены расписаны в стиле фресок.
А еще мне нравится этническое разнообразие нашей школы. И какие они разные - греки, болгары, румыны, русские, местные жители, в основном христиане евангелического толка, и редкие затесавшиеся англичане. Я люблю, как родители собираются в кружки возле школы, греки пьют свой кофе прямо здесь, из термоса, болгары идут пить кофе к кому-то в гости, румыны строго блюдут пост и потому если и пьют кофе, то только без молока. Я обожаю их южную культуру, эти мартенички, именины, вечный праздник жизни.